Фигурант дела против генералов СКР пожаловался на прослушку ФСБ

 

Фигурант дела против генералов СКР пожаловался на прослушку ФСБ

Замглавы УСБ Следственного комитета Александр Ламонов, который проходит по делу о получении взятки генералами СКР, попросил прокуратуру проверить сотрудников управления «М» ФСБ, занимавшихся его оперативной прослушкой

Проверить законность

Замруководителя управления собственной безопасности СКР Александр Ламонов написал жалобу на имя главного военного прокурора Сергея Фридинского, рассказала РБК его адвокат Ольга Лукманова.

Он просит прокуратуру проверить действия сотрудников управления «М» ФСБ и установить, на каком основании они проводили оперативно-разыскные мероприятия в отношении высокопоставленных сотрудников СКР. А также проверить законность самих собранных оперативно-разыскных материалов (ОРМ)  — в частности, оперативных прослушек разговоров, которые есть в деле.

Документ Ламонов написал от руки в следственном изоляторе и отправил его по почте через администрацию учреждения, пояснила Лукманова. Ответа пока сторона защиты не получала.

Адвокат не пояснила, какие именно нарушения, по мнению Ламонова, допустили оперативники.

О конфликте между СКР и ФСБ писал и замруководителя столичного ГСУ Денис Никандров. Он также направил письмо из следственного изолятора председателю СКР Александру Бастрыкину, в котором просил забрать его дело из ФСБ в Следственный комитет.

«Наше дело является следствием конфликта отдельных представителей управления «М» ФСБ и УСБ СКР», — писал Никандров. Причиной, по мнению генерала, стало то, что руководитель управления службы безопасности Михаил Максименко, который также является фигурантом коррупционного дела, «не шел на поводу при назначениях в органы СК».

Спорные ОРМ

С 19 июля Ламонов, а также его начальник — руководитель УСБ Михаил Максименко и замруководителя главного следственного управления СКР по Москве Денис Никандров находятся под арестом. По версии следственного управления ФСБ, которое ведет расследование, высокопоставленные сотрудники СКР за деньги обещали помочь выйти на свободу приближенным авторитетного предпринимателя Захара Калашова (Шакро Молодого).

Одним из главных доказательств в их деле являются результаты прослушек их разговоров. Как рассказал РБК источник, близкий к расследованию, оперативники ФСБ записали две личные встречи Максименко и Ламонова, которые прошли в рабочем кабинете Максименко и у него дома. На одной из них также присутствовал и Никандров.

РБК удалось ознакомиться со стенограммами этих встреч. Как следует из документов, высокопоставленные следователи обсуждали, что для решения вопроса (освобождения людей Шакро) необходимо передать деньги «в ЦАО». Они упоминают имя Шакро, фамилию Крамаренко и называют суммы — 200 и 500.

По словам источника РБК, подтвердившего результаты прослушек, речь может идти о передаче тысяч долларов, которые следователи планировали заплатить в ЦАО — в частности, руководителю следственного управления Алексею Крамаренко. Именно в это следственное управление весной было передано для расследования дело Кочуйкова и Романова. А в конце апреля Крамаренко написал докладную записку на имя руководителя столичного главка Александра Дрыманова, в которой предложил переквалифицировать обвинение Кочуйкова и Романова на более мягкую статью.

Но никаких данных о том, как именно были записаны эти разговоры, в деле нет, утверждают все источники РБК.

Суд для спецсубъекта

Согласно закону об оперативно-разыскной деятельности, все доследственные мероприятия могут проводиться только с разрешения суда. В своем постановлении суд также должен указать, на проведение каких именно мероприятий он дает согласие — например, на прослушку переговоров или проведение эксперимента. Такое постановление, согласно закону, дает право на проведение ОРМ в течение полгода, после этого оперативникам нужно снова обращаться в суд.

На практике, чтобы оспорить законность ОРМ, важно понять, какой именно суд давал разрешение на проведение ОРМ, говорит адвокат Алексей Михальчик.

Следователи относятся к спецсубъектам, указывает адвокат, и разрешение на их прослушку должен выдавать суд субъекта, в случае с Ламоновым — Мосгорсуд, говорит Михальчик. Разрешение же на проведение ОРМ в отношении обычных граждан выдают районные суды.

«Также защитники могут настаивать, что ОРМ в отношении спецсубъектов можно было проводить только после возбуждения уголовного дела, а не до», — отмечает Михальчик.

Самым громким делом о незаконных прослушках телефонных переговоров стало дело генерала Александра Бульбова, занимавшего должность начальника департамента оперативного обеспечения Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Изначально ему инкриминировалось несколько десятков преступных эпизодов — нарушение тайны телефонных переговоров, превышение должностных полномочий и получение взяток. Расследование шло шесть лет, но в итоге было прекращено. Однако осужден Бульбов был за незаконное получение пенсии, за что получил условный срок.

В разгар скандала вокруг дела Бульбова покинул свой пост глава ФСКН Виктор Черкесов.

В чем обвиняют сотрудников СКР

По версии ФСБ, высокопоставленные следователи за деньги поспособствовали смягчению обвинений приближенных Шакро — Андрею Кочуйкову и Эдуарду Романову.

Кочуйков и Романов были задержаны в декабре 2015 года, после того как приняли участие в разборках около ресторана Elements на Рочдельской улице. Согласно материалам дела, они от имени Шакро требовали, чтобы хозяйка заведения Жанна Ким выплатила долг дизайнеру Фатиме Мисиковой. Переговоры продолжались несколько часов и закончились перестрелкой, в которой погибли два человека, приехавшие вместе с ними. Кочуйкову и Романову предъявили обвинения в хулиганстве (статья 213 УК), в убийстве же был обвинен адвокат Ким — Эдуард Буданцев, который стрелял из своего наградного пистолета Beretta. По просьбе следствия суд отправил Буданцева под домашний арест, а Кочуйкова и Романова — в СИЗО.

Весной дело Кочуйкова и Романова было передано из столичного главка в следственное управление по ЦАО, а в мае обвинение было переквалифицировано на более мягкую статью «самоуправство» (статья 330 УК).

Но уже в июне их уголовное дело было передано для расследования в следственное управление МВД, а обвинение вновь переквалифицировано — уже на «вымогательство» (статья 163 УК). А месяц спустя, 13 июля, по этому делу под арестом оказался и сам Шакро.

В течение нескольких дней после ареста Шакро следователи следственного управления ФСБ возбудили сразу несколько уголовных дел — как в отношении Калашова, так и сотрудников СКР.

Как рассказали РБК два источника, близких к следствию, первым же стало возбуждение двух дел в отношении Шакро — по статье 210 (создание преступного сообщества) и по статье 291 (дача взятки). Но обвинений ему по этим статьям до сих пор не предъявили.

После этого следователи ФСБ возбудили уголовные дела в отношении Максименко и Ламонова. Уголовное дело в отношении Никандрова было возбуждено последним — его инициировал лично председатель СКР Александр Бастрыкин.

Сейчас дело Никандрова, Максименко и Ламонова соединены в одно производство, а расследованием занимается ФСБ.

Источник: rbc

356 просмотров всего, 4 просмотров сегодня