Со щитом или на щите: как операция Турции изменила ситуацию в Сирии

 

Со щитом или на щите: как операция Турции изменила ситуацию в Сирии

Турецкая операция «Щит Евфрата» спровоцировала новый виток боевых действий на западе Сирии. В обмен на усиление Турции в регионе Москва может потребовать изменения позиции турецких властей по Асаду, предполагают эксперты

Турецкая операция «Щит Евфрата», начавшаяся 24 августа, переходит на западное направление. Силы «Свободной сирийской армии» (ССА) при поддержке турецких танков, артиллерии и авиации продолжили движение на запад от приграничного города Джераблус. Повстанцы сменили вектор атаки после договоренности о временном перемирии с курдскими отрядами, расположившимися в Манбидже. Турецкая операция в Сирии дала толчок обострению боевых действий во всей западной части страны, в том числе в провинциях Алеппо, Идлиб и Хама.

Пауза в Манбидже

О временном прекращении огня на севере страны стало известно вечером 30 августа. Военный совет Манбиджа, входящий в «Демократические силы Сирии» вместе с курдскими группировками, договорился о паузе в боевых действиях с турецкими войсками. Но прекращение огня не означает перемирие, заявили представители обеих сторон. «Мы освободим наши земли от войск Турции и ее союзников», — приводит Reuters слова Али Хаджо, спикера Военного совета. «Это не мир и не прекращение огня, это пауза, которая займет какое-то время», — приводит агентство также слова одного из лидеров поддерживаемых Турцией группировок.

Турецкие военные продолжают двигаться на юг. По данным турецкой газеты Haber, военная техника ВС Турции остановилась в 11 км к северу от Манбиджа. Издание указывает, что военные ожидают, пока курдские отряды оставят город. В случае если они отступят, Турция сможет открыть коридор к Алеппо для сирийской оппозиции, отмечает турецкий эксперт по Ближнему Востоку Батухан Яшар в интервью азербайджанскому изданию Trend.

Со щитом или на щите: как операция Турции изменила ситуацию в Сирии

Солдаты «Демократических сил Сирии» в городе Манбидж

Фото: Anha/ AP

Эль-Баб

Официально Анкара утверждает, что военная операция преследует только цель борьбы с террористическими группировками. «Мы сурово осуждаем всяческие попытки представить операцию как борьбу с сирийскими курдами и их военными достижениями», — рассказал 31 августа пресс-секретарь турецкого президента Ибрагим Калын. Турецкие власти также намерены бороться с Рабочей партией Курдистана и Демократическим союзом (PYD), считая их террористическими организациями, добавил Калын.

Следующей целью операции, по словам Калына, является Эль-Баб, крупный город на полпути между Алеппо и Джераблусом. Эль-Баб находится посреди перешейка, контролируемого боевиками ИГИЛ, и является их опорным пунктом в этом районе. В Эль-Баб также стремятся курдские войска, которые хотят соединиться с контролируемыми ими территориями на западе страны. По словам пресс-секретаря Эрдогана, выполнению этой задачи мешают действия курдских отрядов в тылу турецкой армии, их продвижение к освобожденному Джераблусу. «Мы не говорим больше ни о каком крайнем сроке для отступления курдов на восточный берег Евфрата. Мы просто требуем отступления так скоро, как только возможно», — заявил Калын.

Эль-Баб может стать местом серьезного столкновения между курдами и Турцией, указывает старший преподаватель кафедры департамента политической науки ВШЭ Леонид Исаев. По его мнению, Вашингтон, который поддерживает и курдов, и турков, старается этого не допустить и пытается затормозить продвижение курдов дипломатическими способами.

Перестановка сил

Операция турецкой армии на севере Сирии влияет на баланс сил во всем западном регионе страны, отмечает востоковед Григорий Меламедов. «Джераблус находился под контролем ИГ (организация признана террористической и запрещена в России). Боевики ушли из города без боя и были переброшены на другие направления», — объясняет эксперт.

Со щитом или на щите: как операция Турции изменила ситуацию в Сирии

Турецкая военная техника на границе с Сирией

Фото: Reuters/Pixstream

Одно из таких направлений — контролируемый курдами регион на северо-западе страны. Боевики ИГ в конце августа смогли захватить несколько небольших городов у курдских отрядов, расширить свои территории к северу от Алеппо. Активизацию боевиков в этом районе отметило и российское Министерство обороны. Удар по отрядам террористов нанесли бомбардировщики Су-34. По данным министерства, в результате атаки погиб один из лидеров ИГ — официальный спикер группировки Абу Мухаммад аль-Аднани. По версии Пентагона, аль-Аднани погиб в городе Эль-Баб в результате атаки американских военных с воздуха.

Также боевики ИГ заняли несколько блокпостов правительственной армии на востоке провинции Хомс, утверждает информационное агентство Amaq, которое освещает деятельность террористической группировки в Сирии.

Руки исламистам развязывает военная стратегия Башара Асада, считает Меламедов. «Сирийская армия не собирается тратить солдат для борьбы с ИГ (запрещена в России) в восточных районах. Армия сосредоточена на решении масштабных задач, в том числе на Алеппо», — считает востоковед.

Коридор в Алеппо и наступление в Хаме

В конце августа правительственная армия Сирии продолжала атаковать коридор, открытый сирийской оппозицией на севере города Алеппо. По данным очевидцев, разместивших видеозаписи в социальных сетях, стороны активно используют артиллерию и реактивные системы залпового огня. Отряды Асада при поддержке ливанской «Хезболлы» и иранских отрядов Корпуса Стражей Исламской революции смогли отбить часть авиационного училища, которое оппозиция захватила в начале августа. Это позволило проправительственным войскам сузить кольцо вокруг оппозиционных сил, сосредоточенных в городе.

В боях за Алеппо участвуют большое количество военной техники и более десяти тысяч солдат с обеих сторон. Правительственная армия задействовала в боях за город четвертую механизированную дивизию — более 100 танков и 400 бронированных машин. Также боевые действия ведут элитные силы сирийской армии — Отряды Тигра. Противостоят правительственным войскам около 10 тыс. солдат различных оппозиционных группировок, в том числе запрещенная в России «Фронт ан-Нусра». Победа на этом участке позволит войскам Асада снова блокировать отряды оппозиции в восточных районах города.

Со щитом или на щите: как операция Турции изменила ситуацию в Сирии

В ходе масштабного наступления в провинции Хама в конце августа бойцы «Свободной сирийской армии» отбили у правительственных сил 12 населенных пунктов к северу от города. За три дня интенсивных боев повстанцы потеряли 16 бойцов, правительственная армия — 19. По словам Меламедова, повстанцы не смогут взять город, который находится под контролем сирийской армии. «У группировок не хватит сил и средств, чтобы противостоять правительственной армии и российской авиации», — считает эксперт. В случае локального успеха на воюющие против Асада группировки может быть оказано давление со стороны Турции. «Им просто скажут стоп», — резюмирует востоковед.

Позиция России

Российская сторона осуждает турецкую операцию, но не критикует Турцию слишком жестко, говорит руководитель Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока Гумер Исаев. По его мнению, между Россией и Турцией есть определенная координация. Исаев предполагает, что турецкое вмешательство в целом не изменит расстановку сил среди участвующих в конфликте держав — России и США.

«Есть информация, что между Россией и Турцией достигнут ряд соглашений о том, куда должны заходить турецкие войска и их союзники», — согласен Меламедов. Он отмечает, что в провинции Алеппо такой территорией является город Эль-Баб. «Ситуация в Хаме сложнее, пока там нет конкретной границы», — заключает эксперт.

Колумнист Russia Direct (издание «Российской газеты») Тимур Ахметов напоминает слова министра обороны Турции Фикри Ышика о том, что операция началась по договоренности с российскими, иранскими и даже сирийскими властями. Трудно представить, что Москва позволила бы Анкаре так просто усилить свое влияние в регионе, не потребовав ничего взамен, предполагает Ахметов. Эксперт обращает внимание на то, что официальные лица Турции изменили свое отношение к Асаду. «Турция может рассматривать Асада как будущего посредника», — заявил в конце августа премьер-министр Бинали Йылдырым. Турция впервые за пять лет конфликта готова рассматривать текущее правительство Сирии как часть будущего переходного процесса, резюмирует он.

Источник: rbc

293 просмотров всего, 2 просмотров сегодня