Кому на Руси жить хорошо.

Почему современные «мажоры» ни горя не знают, ни законов?

%d0%bf%d1%80%d0%b0%d0%b4%d0%b0

На этот раз разговор пойдет об отпрысках богатых и влиятельных родителей — так называемой «золотой молодежи». Представители этого «неофициального сословия» все чаще напоминают о себе дерзкими выходками, демонстрируя полное пренебрежение и к общественным нормам, и к закону.

Весной этого года широкий резонанс получила скандальная история с участием 20-летнего Руслана Шамсуарова, сына старшего вице-президента нефтяной компании «ЛУКойл». 22 мая молодой человек в компании нескольких друзей устроил в центре Москвы смертельно опасные гонки на внедорожнике Mercedes Gelandewagen. Приятели на дикой скорости — до 250 км/час — носились по Ленинскому проспекту, по дворам, по детским площадкам, по пешеходным дорожкам и пытались оторваться от преследовавших их сотрудников ДПС.

Только по счастливой случайности дорожные «развлечения» компании «мажоров» не привели к трагедии. И возможно, им все сошло бы с рук. Но «автогонщики» погнались за славой и выложили в интернете полную трансляцию своего наглого заезда. Да еще с глумливыми нецензурными комментариями в адрес полицейских.

Именно этот факт, видимо, задел за живое главу столичного ГУ МВД Анатолия Якунина, и гонки на «Гелендвагене» получили не только огласку, но и уголовную перспективу.

В настоящее время дело слушается в Гагаринском суде Москву. Помимо Шамсуарова на скамье подсудимых оказались и двое его приятелей — 22-летний Абдувахоб Маджидов и 25-летний Виктор Усков. Всем им предъявлено обвинение по двум статьям УК РФ: «Оскорбление представителей власти» и «Угроза применения насилия в отношении представителя власти».

Еще одна участница инцидента — Мара Багдасарян — отделалась десятью сутками административного ареста за мелкое хулиганство.

Об исходе процесса говорить пока, конечно, рано. Но по тому, как ведут себя на нем обвиняемые, уже можно судить, что никакого раскаяния они не испытывают. Скорее, несколько озадачены и рассержены: почему вдруг «правила», по которым они привыкли жить, на этот раз дали осечку?

А жить «золотая молодежь» привыкла легко и беззаботно, впитав, надо полагать, с молоком матери лишь одну истину — тугой кошелек и высокий пост «предков» могут защитить от любых проблем. В каком-то смысле так и есть. Они с рождения получают все самое лучшее: сначала — особенные игрушки, потом — эксклюзивную одежду, брендовые часы и украшения, дорогие престижные машины. Они получают образование в самых престижных школах и вузах. Никогда не ломают голову над бытовыми проблемами, и избавлены от необходимости зарабатывать на свой кусок хлеба.

Но привычка получать от жизни лишь одни удовольствия уродует души. Формирует уверенность в том, что законы писаны для кого угодно, но не для них. Ну, а если — что называется — случайно припрет — «пахан» всегда отмажет.

«Я выйду, покатаю тебя на „Панамере“ своей новой. В любом случае — либо я выхожу сейчас, и мы с тобой нормально общаемся. Либо я выйду, и мне пахан, скажет — да, тяжело было, но иди-ка ты отдыхать, красавчик. Ты знаешь меня, моего пахана, мне разрешают все. Я пахану рассказываю, как лучше нюхать кокаин. Мне родители все разрешают, может, это меня в тюрьму и привело. Им не надо думать, как какие-то балетки новые купить. У меня пахан серьезный человек», — это говорит 21-летнийАлександр Шарыго, обвиняемый в изнасиловании, девушке, над которой он надругался. Аудиозапись оказалась в распоряжении журналистов РЕН ТВ, и недавно они ее обнародовали.

Отец насильника, кстати, тоже крупный бизнесмен — Константин Шарыго, сколотивший состояние на строительных подрядах и транспортных перевозках. В настоящее время, он, по некоторым данным, проживает в Монако. А сыночек-оболтус сидит в СИЗО и атакует потерпевшую девушку то угрозами, то предложениями выйти за него замуж. И, как видно по лексике, тоже не понимает, что перешел грань дозволенного.

Он знает одно: власть и деньги — вот что нужно для счастья. Потому что только власть и деньги, в его представлении, позволяет брать от жизни все, что захочется, совершенно не опасаясь последствий.

«Их дети сходят с ума оттого, что им нечего больше хотеть…», — пел в свое время Борис Гребенщиков.

Но, как ни странно, хотят — хотят больше, лучше, дороже, быстрее… И даже скандальная слава одного «золотого» только разогревает «аппетит» другого.

Как, скажем, в случае 20-летнего москвича Кирилла Романова — внука знаменитого (ныне покойного) трансплантолога, академика Валерия Шумакова. Но если дед Кирилла прославился как ученый и хирург, творивший чудеса, то сам он стал известен всей стране после своих хамских «покатушек» по пешеходным дорожкам парка «Музеон».

Причем, пример Шамсуарова его не только не остановил, но еще и подзадорил, видимо. Да и вел он себя, когда вся эта неприглядная история вышла наружу, в той же традиции — «я не виноват, ничего не знаю».

Впрочем, свои десять суток административного ареста за езду по пешеходной зоне Романов получил. Только научит ли это «золотого мальчика» хоть чему-то?

Справедливости ради надо признать, что не все дети богатых и знаменитых привыкли прожигать жизнь на папины деньги. Среди них есть умные, образованные и талантливые личности. Однако почему-то не они «делают погоду» — а те, другие. Именно из-за них сегодня понятие «золотая молодёжь» в отечественном менталитете приобрело такую ярко-негативную окраску.

В чем корни проблемы и как с ней бороться, рассуждает гендиректор Института региональных проблем, политолог Дмитрий Журавлев:

— Общество, в котором мы сегодня живем, построено по принципу, что единственной ценностью является богатство. Что если человек имеет богатство, то он всем хорош. Он лучше других. Он имеет право на особое положение, на особое к себе отношение…и т. д.

Вот из этого морального принципа нуворишей и появляется это пренебрежение к общественным нормам. И оно не только у молодежи. Просто взрослые — умнее. Они не ведут себя так вызывающе. Так открыто пренебрежительно. Но принцип один и тот же — успех списывает все. То есть, если человек добился успеха, то он во всем прав, во всем хорош. А ум, талант и прочие достоинства распределяются прямо пропорционально толщине кошелька. «Если ты умный, почему ты такой бедный?» — это же они выдумали этот тезис.

Все это как раз и порождает такую элиту — элиту, презирающую всех. Считающую только себя вправе возвышаться над миром: дескать, законы писаны не для нас. Законы писаны нами для остальных. Молодежь — еще раз повторяю — просто более откровенна.

Это один аспект — общесоциальный. Очень сложный и очень серьезный.

Понимаете, ведь только в церкви верят, что мораль кем-то поставляется сверху. На самом деле, мораль — это продукт общества. То есть, моралью становится та форма поведения, которая наиболее эффективна в предыдущий исторический период. В «девяностые» такой способ отношения к обществу был наиболее эффективен.

«СП»: — Получается, проблема «золотых деток» родом из «девяностых»?

— Конечно. В этом смысле все продолжается. Вопрос в том, что сегодня все-таки в силу наличия власти, отделенной от олигархата, богатеньким взрослым приходится иногда задумываться над последствиями своих поступков. А молодежь, она к этому не привыкла. То же самое, кстати, было в Америке в середине XIX века. Победа нуворишей — это всегда победа над справедливостью.

Понимаете, элиту можно по-разному определять. Можно определять по уму. А можно вот так: я элита, потому что мой папа сумел много денег заработать (хотя «заработать» — слово в данном контексте не совсем точное).

Второй аспект проблемы, это уже проблема самой этой молодежи. Они живут, действительно, в той этике, которую создали их родители. А в той системе другой этики просто не было бы.

Но этические основы, это еще и уровень культуры. А мы видим, как общество варваризируется. В чем позиция варвара? Человек — это я и мои родственники. Например, вождь какого-то племени в лесах Центральной Африки, искренне считает человеком только себя самого.

Варваризация идет везде. Только варваризация бедных сводится к тому, что «никого к себе домой не пущу». А варваризация богатых, что «буду ездить, как хочу, потому что кроме моего мнения, моего удобства в мире нет ничего». Это чисто первобытно-варварская позиция: «человек только я. Поэтому если моральные нормы есть, то они распространяются только на меня. И — да! — по отношению ко мне вы обязаны. А я никому не обязан, потому что вы не люди».

«СП»: — И что с этим делать?

— Тут опять же два пласта. Во-первых, что можно сделать сейчас, чтобы конкретный урод не давил людей на улицах. И, во-вторых, что надо сделать в принципе, чтобы основы этого явления исчезли.

Это, конечно, тоже взаимосвязанные вещи. Но не одно и то же. Нужно ликвидировать основы подобного поведения. Нужно, чтобы людей поощряли не за то, что они сумели много «спилить». А по каким-то другим основаниям. Например, я с удовольствием посмотрел на днях, как в Кремле вручали Госпремии, ни одному миллиардеру не дали, давали ученым, артистам.

Конечно, это слабое средство. Но вектор правильный. То есть, если общество будет поощрять тех, кто работает, а не тех, кто много украл, приоритеты изменятся. Правда, произойдет это не сразу. Потому что дело-то не в конкретной позиции президента, правительства — даже самих олигархов, — это определенный этап развития капитализма. Нувориши — как раз его олицетворяют

«СП»: — Из грязи — в князи?

— Да, конечно. Чтобы это изжить — в глубинном, стратегическом смысле — кроме действий нужно еще время. Точнее, необходимы действия, в которых будет защищен нормальный человек и будет наказан уродец. Но нужно еще и время.

В принципе, в той же Америке все это закончилось в тот момент, когда они все разворовали, а дальше надо было что-то делать. И выяснилось, что вот эти крутые парни (они только были на лошадях, а не на машинах) ничего делать не способны. Они даже управлять папиным состоянием были не способны.

И вся эта пена сошла. Но на это уходят века. А поэтому нужны конкретные действия уже сейчас. Я имею в виду наказание.

Сергей  Шаргунов, писатель

«СП»: — Суд только начался, прошло всего два заседания.

— Я вас уверяю, что не посадят. Причем не потому, что суд будет обвиняемым «подыгрывать» — не в этом дело. То есть, это, конечно, тоже возможно, но необязательно. Дело в том, что российское законодательство так сложно устроено, что пользоваться им эффективно может только человек, у которого есть деньги на очень дорогого адвоката. Поэтому богач в нашем суде всегда в привилегированном положении. Не потому что в законе написано, что богатый хороший, бедный — плохой. Все гораздо тоньше сделано. Вроде все равны. Но ты своими равными правами не сумеешь воспользоваться, потому что не разберешься в этом юридическом лесу.

Только если эти ребята окажутся в равных условиях с обычными людьми и будут наказываться в равных условиях, только тогда они поймут, чего делать не стоит. Правда, это не приведет к тому, что они перестанут быть дикарями. Но будет шанс, что как минимум их дети перестанут ими быть.

Источник «Свободная Пресса»

478 просмотров всего, 3 просмотров сегодня