«Деньги есть!» А прибавка для пенсионеров? «Денег нет!»

«Просто денег нет«, — сказал премьер Медведев, отвечая на вопросы крымских пенсионеров. Потому что денег у государства нет на индексацию пенсий. А на многое другое – есть. В том числе, на бессмысленное, ненужное и даже абсурдное. Журналист «МК» Юлия Калинина выбрала несколько примеров бюджетных расходов подобного рода.

мед

Они перетекают из одного бюджетного года в другой, потому что соответствующая статья есть в бюджете — региона или министерства. Чтоб ее убрать, нужно просто включить здравый смысл и подивиться нецелесообразности трат.

Приведенные примеры «ненужностей» — далеко не самые большие траты бюджетных денег. Это мелочи по сравнению с госпрограммами, которые не исполняются из года в год, «антикризисным» заливанием в банки денег, которые потом растворяются в офшорах, и выделением миллиардов на сомнительные инновационные проекты, эффект от которых оказывается чуть больше нуля.

Но можно ведь экономить и на мелочах.

Малиновые штаны

Все знают, что в аэропортах есть ВИП-залы. Они коммерческие, там рады каждому, кому не жалко отдать 17-18 тысяч рублей за то, чтоб в комфортных условиях подождать свой рейс, напиться-наесться с местного «шведского стола», без очереди пройти регистрацию, границу, таможню, а если путешественник не улетает, а, наоборот, прилетел, подождать, пока специально обученный человек найдет на конвейере его чемодан и притащит в ВИП-зал к его ногам.

А вот то, что кроме ВИП-залов еще есть ЗОЛДы – залы официальных лиц и делегаций, знают не все.

ЗОЛДы, правда, есть не везде, а только в пяти аэропортах – в Москве (Шереметьево, Внуково, Домодедово), в Питере (Пулково) и в Сочи.

Пройти в ЗОЛД может только тот, кто занимает определенную государственную должность или имеет определенный статус.

Список должностей и статусов утвержден Постановлением Правительства. Он содержит 362 позиции. Кого там только нет. Как в книжке про Винни-Пуха – все родные и друзья кролика.

Открывают список президент, премьер и федеральные министры. Дальше идут их заместители, заместители замеcтителей, начальники аппаратов, секретариатов, пресс-секретари, пресс-секретари пресс-секретарей. Такая же толпа из регионов – начиная с глав регионов и региональных министров и заканчивая не самыми высокими клерками. Суды Верховный и Арбитражный. Прокуратура, Следственный комитет. Уполномоченные президента всех мастей вместе с подчиненными. Главы госкорпораций, их первые заместители, просто заместители, их главные бухгалтера, помощники, главные советники и просто советники. Патриарх, муфтий, раввин. Приблизительно треть Академии наук. Сопровождающие, встречающие, провожающие и члены семьи официального лица. Десятки тысяч лучших государственных людей, коротко говоря.

Каждый год каждое министерство и ведомство тратит из своего бюджета существенные суммы на то, чтоб государственные люди, которые занимают должности из списка, пользовались в командировках услугами этих залов.

Контракты на сайте госзакупок позволяют судить о размахе трат. В масштабе страны это десятки, если не сотни, миллионов.

Из бюджета Минспорта на 2016 год уже потрачено 500 тыс руб., Министерства труда и соцзащиты – 400 тыс., Администрации Краснодарского края – 2,5 млн.руб., Министерства связи — 1,1 млн., Пенсионнного фонда – 500 тыс., правительства Вологодской области – 1,3 млн., Министерства здравоохранения – 1,2 млн., правительствп Ростовской области – 800 тыс., Счетная палата платит каждый год 1,5 млн.. Управление делами президента – больше 4 млн. в год только за сотрудников своего аппарата, за сотрудников аппарата правительства – 5,5 млн., за сотрудников аппаратов полномочных представителей президента – 9,3 млн.руб.

И это не окончательные суммы, это всего лишь предоплата. Если чиновники часто летают в командировки и быстро «выбирают» оплаченный лимит, на обслуживание в ЗОЛДах в течение года из бюджета ведомства выделяются еще и дополнительные средства.

За что они платятся – за какие «необходимости» для государственного управления?

На том же сайте госзакупок висят контракты, где перечислены услуги, оказываемые клиентам ЗОЛДов:

— своевременное информирование находящихся в зале пассажиров, провожающих и встречающих о времени посадки в транспортные средства и времени их прибытия;

— оказание помощи пассажирам при регистрации авиабилетов, оформлении багажа;

— обеспечение пассажиров специальной связью, доставку багажа от (до) самолета, сопровождение пассажиров от (до) самолета;

— оказание помощи при прохождении пассажирами пограничного, таможенного, санитарно-карантинного и иных видов контроля.

Все это – элементарные действия. Любой взрослый человек очень средних интеллектуальных способностей способен их совершать без всякого напряжения.

Но если государственным мужам нужна помощь для совершения этих действий, если они сами не понимают, когда нужно идти в самолет, и не умеют зарегистрировать багаж, тогда им коробочки надо клеить, а не страной руководить. Что же они делают на своих государственных должностях?

Понятно, вопрос риторический. Разумеется, государственные люди все умеют сами. Чтобы ориентироваться в аэропорту, помощь им не нужна. Вышеперечисленные услуги, как и богатые интерьеры ЗОЛДов вкупе с богатым угощением – просто атрибуты принадлежности к высшей касте. Малиновые штаны, как в фильме «Кин-дза-дза».

Что нужно на самом деле государственным людям, так это возможность экономить рабочее время. Приезжать в аэропорт не за два часа до вылета, а за 15 минут. И большинство именно так и используют ЗОЛДы.

Для первых лиц государства и торжественных встреч во время визитов на высшем уровне есть отдельный аэропорт – Внуково 2. А не первым лицам ЗОЛДы нужны только, чтоб быстро пройти процедуры прилета-вылета. А вовсе не за тем, чтоб там зависать на полдня, бухать на дорогих диванах и дергать вышколенную обслугу: «Эй, чел, когда там наш рейс? Давай своевременно информируй».

Но быстрота погрузки-выгрузки государственного человека в самолет не стоит миллионов бюджетных денег, которые на нее тратятся. Достаточно отдельного от остальных пассажиров коридора. Там будет и быстрота, и безопасность, и функциональность. И миллионы народных рублей из бюджета страны на этот коридор не надо будет тратить. Потому что если не украшать его золотыми канделябрами и не расставлять под ними девушек с хлебом-солью, он не будет стоить практически ничего.

Псевдонаучные изыски

Когда пенсионеры в Крыму живут на восемь тысяч в месяцев, тратить миллионы бюджетных рублей на разработку научных подходов, к тому что давно известно и разработано – не обязательно.

Здравый смысл подсказывает, что некоторое время страна может без этого обходится. Так же, как без увековечивания всех до единой страниц славной истории того или иного госучреждения.

Однако на сайте госзакупок можно найти множество примеров того, как разные ведомства тратят очень большие деньги на совершенно не срочные научные и исторические проекты. Хотя самое время от них отказаться совсем или приостановить – не только из экономических соображений, а даже из этических.

В прошлом году, например, Федеральное дорожное агентство заплатило 24 млн рублей за контракт под названием «Подготовка серии хроникально-документальных фильмов о строительстве, реконструкции, содержании мостов и других стратегических искусственных сооружений на территории Российской Федерации».

«Содержание мостов», конечно, всем интересно. Но на фоне строительства Керченского моста интерес уходит на второй план. Может, лучше все-таки сейчас не кино про мосты снимать, а необходимый Крыму мост поскорее достраивать?

Другой интересный контракт на 24,5 млн. того же заказчика — «Выполнение работ по разработке ОДМ Разработка методических рекомендаций по измерению и прогнозу изменения температуры во времени и по глубине дорожной одежды с учетом ее конструктивных особенностей».

Звучит, как белиберда, но в техзадании объясняется суть. Федеральное дорожное агентство констатитрует, что асфальт на его дорогах не держится — сплошные ямы, выбоины, трещины. И хочет выяснить, почему оно так? Может, потому что при строительстве автодорог не ведется «достаточного учёта особенностей природно-климатических условий и водно-теплового режима»?

Может, следует измерять объемную теплоемкость «в процессе уплотнения асфальтобетонного покрытия на основе современных инновационных технологических возможностей с изучением кинетики охлаждения асфальтобетонной смеси и распределения температуры в слое асфальтобетона при разной степени уплотнения?»

Асфальт не держится, потому что меньше надо воровать. Это знают все абсолютно. Никаких дополнительных исследований по линии НИОКР тут не требуется. Хотите, чтоб асфальт держался – кладите его по тем же технологиям и нормам, по каким кладут финны, например. Природно-климатические условия и водно-тепловые режимы у них такие же, как у нас, а асфальт прекрасно лежит.

Смысловая нагрузка такого контракта – и сотен, если не тысяч других, заказанных и проплаченных разными министерствами и ведомствами — только в том, чтоб и с него дербануть деньжат.

Научные разработки, информационное обеспечение, страницы славной истории того или иного министерства и ведомства – самые сладкие «темы», выражаясь языком коррупционеров.

Выделяются миллионы, а проверить, на что они истрачены, невозможно. Какой ревизор догадается, что заказанное исследование списано от корки до корки со статьи в западном журнале? Никакой. А даже если догадается, как он это докажет? Он и журнала-то не найдет.

Но оно и не нужно — искать журналы, вести расследования, ловить кого-то за руку. Это же все тоже стоит бюджетных денег. Проще просто убрать из бюджетов статьи расходов на НИОКР и прочие необязательные занятия, чтоб никого ими не соблазнять.

Убрать временно. Не навсегда. Как только нефть подорожает, можно будет возобновить даже самые ненужные и абсурдные научные изыскания в любых социальных и экономических сферах.

Но сейчас все-таки совсем не подходящее для этого время.

327 просмотров всего, 6 просмотров сегодня