Перед штурмом: осада Мосула становится ключевым эпизодом борьбы с ИГИЛ

 

Перед штурмом: осада Мосула становится ключевым эпизодом борьбы с ИГИЛ

 

 

Чем ближе войска иракско-курдской коалиции к захваченному ИГИЛ городу Мосул, тем больше внимания этой операции уделяют мировые лидеры. Москва критикует удары ВВС США по Мосулу и направляет свою авианосную группу к Сирии

Девять дней

Ко второй половине дня во вторник, 25 октября, отряды спецназа иракской армии достигли, наконец, восточных предместий города Мосул на севере Ирака. Более двух лет полуторамиллионный город контролируется боевиками «Исламского государства» (ИГИЛ, запрещенная в России террористическая группировка). На прошлой неделе иракские и курдские войска при поддержке западных стран начали операцию по освобождению Мосула от джихадистов. Во вторник пошел девятый день этого наступления, которое готовилось около полугода.

Как пишет во вторник агентство Reuters, прошедшие подготовку у американских специалистов контртеррористические подразделения иракского спецназа (CTS) остановили наступление и заняли позиции в пределах двух километров от городской черты Мосула. По словам армейского командования, пауза в наступлении необходима, чтобы оставшиеся силы коалиции подтянулись к городу, выровняв тем самым линию осады.

К примеру, часть из 30 тыс. участвующих в атаке военных по состоянию на вторую половину вторника еще находились в 30 км к югу от Мосула: скорость их перемещения в боевых условиях составляет лишь несколько километров в день. Судя по данным аналитического центра Institute for the Study of War (ISW), в южную группу входит несколько механизированных бригад, шиитское ополчение и полицейские отряды.

На севере при поддержке того же иракского спецназа CTS атаку развивают вооруженные формирования Иракского Курдистана (полунезависимое образование со столицей в Эрбиле). По данным курдского информагентства Rudaw, в течение дня 25 октября курдские войска (пешмерга) овладели деревнями Батнай, Хурсабад и Фазиллия, все они находятся в 10 км от городской застройки Мосула к северу и северо-востоку.

Параллельно ИГИЛ развивает контратаки в других частях Ирака, пытаясь отвлечь Багдад от наступления на Мосул. И если вторжение в Киркук удалось успешно отбить, то в городке Эр-Рутба, недалеко от границы с Иорданией (450 км на юго-запад от Мосула) исламисты, по сообщению агентства Reuters, захватили уже около половины городских кварталов.

Перед штурмом: осада Мосула становится ключевым эпизодом борьбы с ИГИЛ

Асимметричная контратака

В ночь на вторник отряд боевиков ИГИЛ напал на общежитие полицейской академии в пакистанском городе Кветта (провинция Белуджистан). Террористы ворвались в казарму и расстреляли в упор десятки человек, после чего двое нападавших взорвали себя, еще один был убит охранником общежития выстрелом в голову. По последним данным, в результате нападения погиб 61 человек, еще 120 получили ранения.

Доказательств того, что атака на полицейскую академию в Пакистане стала ответной реакцией на наступление на Мосул как крупнейший город под контролем ИГИЛ, пока нет. Командир местного отделения Пограничного корпуса Пакистана генерал-майор Шер Афган уверен: «Это люди из Афганистана инструктировали нападавших и разговаривали с ними». С другой стороны, отмечает британская The Guardian, для ИГИЛ отнюдь не характерно брать на себя ответственность в такие короткие сроки, буквально через несколько часов после теракта.

Мировое внимание

Битва за Мосул считается едва ли не крупнейшей военной операцией на территории Ирака с момента вторжения американской армии и свержения режима Саддама Хусейна в 2003 году. Иракские союзники из западных стран (в первую очередь США и Франция) помогают Багдаду авиаударами по позициям боевиков, а также подготовкой войск и военными советниками.

«Мы четко утверждали, что это иракская операция, они ей руководят, и им решать, когда и как начнется наступление. Наша роль, о чем мы все время говорили, сводится к поддержке иракцев путем армейских тренировок, предоставления советников, а также поддержке снаряжением и другим формам помощи», — заявил в прошлый понедельник, в день начала операции, официальный представитель Госдепартамента США Марк Тонер.

За несколько дней до этого президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган публично выразил намерение его страны принять участие в готовящемся наступлении. Правительство Ирака отказало Анкаре в этом и продолжило подготовку собственными силами. Однако 24 октября, когда операция уже была в разгаре, глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу заявил, что турецкая артиллерия за несколько дней уничтожила 17 исламистов и готова помочь иракцам развивать наступление.

Более 3 тыс. иракских солдат, принимающих участие в наступлении, проходили подготовку на турецкой военной базе недалеко от города Башика, всего в 30 км от городской черты Мосула. «Я знаю, что турки хотят принять участие в нашей операции. Мы благодарим их за это, но подчеркиваем, что с этим делом иракцы смогут справиться самостоятельно. Если нам потребуется помощь, мы попросим ее у Турции или же у других региональных держав», — заявил на выходных премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади.

Неоднократные попытки Турции вмешаться в проводимую операцию вызывает резкое недовольство в Ираке, и последние дни риторика Анкары и Багдада находится на грани словесной войны. Правда, в начале октября власти Иракского Курдистана сообщали, что открытие турецких военных баз и привлечение турецких советников было ранее одобрено Багдадом.

Багдадское правительство представлено шиитскими политиками, идеологически близкими Ирану, тогда как Турция претендует на звание регионального лидера суннитов. «У Ирана и Турции уже сложилась традиция молчаливого соперничества за лидерство, — пояснил CNN Ахмет Хан, профессор стамбульского университета Кадир Хас. — Сейчас разница в том, что Турция высказывается много и громко, тогда как Иран — нет».

Одна из причин, по которой молчит Тегеран, — конфликты в иранском руководстве. По данным Financial Times, в последнее время вновь разгорелась борьба за то, кто станет преемником духовного лидера Али Хаменеи. Престарелый аятолла руководит Ираном с 1989 года, а новый виток борьбы связан с ожиданием президентских выборов в США — от их исхода зависит, какова будет политика Вашингтона в отношении Тегерана, который только освободился от американских санкций.

Таким образом, если год назад эксперты отмечали, что полем битвы за влияние между региональными державами Ближнего Востока была Сирия, с началом операции против ИГИЛ в Мосуле им становится Ирак. Об этом говорят и недавние визиты в Багдад и Эрбиль главы Пентагона Эша Картера и премьер-министра Швеции Стефана Левена. В обоих случаях стороны договорились об увеличении контингента военных советников США и Швеции в Ираке.

Примечательно и то, что Анкара называет турецких курдов сепаратистами, сирийских курдов террористами и при этом успешно взаимодействует с иракскими курдами. Примером тому является нефтепровод Киркук — Джейхан пропускной способностью свыше 600 тыс. барр. в сутки. По нему в Турцию в обход багдадских властей поступает нефть из районов Иракского Курдистана. Багдад всегда протестовал против независимых действий Эрбиля на международной арене, опасаясь нарушения своего суверенитета.

Две судьбы

Поскольку ко второй неделе операции сухопутные иракские войска продвинулись вплотную к Мосулу, ВВС США, работающие на опережение, действуют уже над городскими кварталами мегаполиса.

Во вторник Генштаб России заявил, что американская авиация последние несколько дней ведет огонь по жилым кварталам и школам в городской черте Мосула. Источник International Business Times в Пентагоне назвал подобные сообщения «сомнительными». На прошлых выходных российский лидер Владимир Путин сравнил ситуации в Мосуле и сирийском Алеппо (расположен более чем в 500 км к западу от Мосула): «Мы, конечно, теперь можем указать нашим партнерам на Мосул и сказать, что там тоже много мирного населения проживает, сотни тысяч людей, и применение авиации и артиллерии очень опасно с точки зрения возможных жертв».

Во вторник российские военные отрапортовали о том, что вот уже неделю ВВС Сирии и ВКС России успешно поддерживают одностороннее перемирие и не наносят авиаударов по осажденному Восточному Алеппо. Некогда крупнейший город Сирии Алеппо сейчас частично находится под контролем групп вооруженной оппозиции (некоторые из них признаны в России террористическими), которые осаждены правительственной армией.

С четверга в Алеппо проходит гуманитарная операция по выводу мирных жителей, и Москва регулярно продлевает «режим тишины». Несмотря на это, принятое в конце сентября решение об отправке в Средиземноморье авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» (единственного российского авианосца) отменено не было. 15 октября он отправился из Мурманска и к концу этой недели должен достигнуть берегов Сирии.

Это станет восьмым дальним походом авианосца за четверть века службы и первым после двухлетней модернизации в доках. В сентябре сообщалось, что сирийский поход корабля продлится как минимум до января 2017 года. По мнению генсека НАТО Йенса Столтенберга, авианосец может быть использован для «усиления воздушных ударов по Алеппо».

Основу авиационной группы «Адмирала Кузнецова» составляют палубные истребители Су-33 и МиГ-29 — последний является многоцелевым истребителем, способным поражать объекты на земле. Между Алеппо и сирийской базой материально-технического обеспечения ВМФ России в Тартусе около 200 км, в то время как боевой радиус самолетов с «Адмирала Кузнецова» достигает почти 1000 км.

Источник: rbc

791 просмотров всего, 0 просмотров сегодня