«Непотопляемый авианосец» Турции: Северный Кипр отступает или побеждает?

 

В 2017 году исполняется 43 года с момента физического разделения страны на южную (Республика Кипр) и северную (Турецкая Республика Северного Кипра) части

Мемориал воинам-киприотам. Деревня Педулас. Кипр

Долгое время дипломатические усилия по урегулированию конфликта под эгидой ООН заходили в тупик, не находя отклика с обеих сторон. И только сейчас, спустя полвека конфронтации, решение конфликта кажется достижимым. Период упущенных возможностей и общего пессимизма сменился периодом новой энергии и атмосферой сдержанного оптимизма с избранием Мустафы Акынджи президентом Турецкой Республики Северного Кипра в 2015 году. Отмечается, что за последние два года лидеры северного и южного Кипра подошли к разрешению конфликта ближе, чем когда-либо с момента провала «Плана Аннана» в 2004 году.

Конечно, переговорный процесс связан с рядом трудностей, наиболее щепетильными вопросами остаются вопросы территории, гражданства, собственности и гарантий безопасности. Достижение постоянного соглашения, способного положить конец разделению государства, представляется пока весьма иллюзорным, и это обусловлено спецификой проблемы, а также историей самого конфликта.

Кипрская проблема имеет довольно глубокие корни. Еще в XVI в. Османская империя вторглась на территорию населенного греками Кипра. Именно тогда началась активная миграция турецкого населения на остров. Затем, в конце XIX в., период османской гегемонии сменился периодом колониальной зависимости от Великобритании, и турецкая община превратилась в этническое меньшинство по отношению к грекам-киприотам, составлявшим на тот момент порядка 80% населения. Греческая община стала активно продвигать идею «энозиса» — фактического присоединения кипрских территорий, населяемых греками, к Греции. Такое положение дел, естественно, вынуждало турков-киприотов активнее сотрудничать с правительством Британской империи, которая, в свою очередь, стремилась сохранить свое военное присутствие на острове любыми способами, отвергая, таким образом, идею «энозиса». Для греков-киприотов «энозис» виделся единственно возможным сценарием освобождения острова от колониальной зависимости, и, когда в середине 1950-х годов борьба за «энозис» достигла своего апогея, британские власти, поддерживаемые со стороны турецкого правительства, стали проводить политику увеличения населения турков-киприотов, что лишь усугубляло ситуацию. В ответ на «энозис» турецкая сторона выдвинула концепцию «таксима» — отделения северной части острова с его последующим присоединением к Турции.

К 1960 г. Республика Кипр получила независимость. Однако этот шаг не решил существующих проблем, а скорее, создал новые. Конституция независимого государства 1960 г. предусматривала непропорционально высокий уровень представительства турок-киприотов во всех органах власти, наделяла вице-президента (турка-киприота) правом «вето» и предусматривала существование отдельных муниципалитетов, судов и палат парламента. Фактически две части острова стали развиваться параллельно.

В 1974 году на Кипре произошел военный переворот и к власти пришли радикальные сторонники объединения с Грецией. В ответ на это вооруженные силы Турции вторглись на остров (операция «Аттила»). В результате вторжения остров оказался разделен на две части — турецкую (северный Кипр) и греческую (южный Кипр). После вторжения турецкие власти начали активно переселять граждан Турции в северную часть Кипра. Переселенцы, в свою очередь, обеспечивались брошенным имуществом и землей греков-киприотов.

Карта разделённого Кипра

В 1983 г. руководство северного Кипра приняло резолюцию «о самоопределении» и провозгласило Турецкую Республику Северного Кипра, надеясь на поддержку подобного шага Турцией. И действительно, вскоре Турция стала первым и на данный момент единственным государством, официально признавшим ТРСК. С этого момента турецкая сторона отказывалась признавать право греков-киприотов на возвращение на север острова, а также выводить турецкие войска с территории Кипра. В этот момент на север острова были переселены еще порядка 110 тысяч жителей континентальной Турции, что на 30 тысяч больше количества этнических турок-киприотов. Это сделало раскол практически необратимым.

Подобные действия с турецкой стороны породили ряд проблем, препятствующих мирному процессу. Наметилась тенденция поступательного увеличения доли турецкого населения по отношению к началу конфликта. Согласно данным переписи населения Кипра на 1960 г. греки-киприоты составляли порядка 77% от общего населения Кипра, в то время как турки составляли лишь 18% (данные приведены в таблице ниже). По данным последней переписи населения, проведенной в 2011 году, греки-киприоты составили уже 58% от общего числа населения, а население турок-киприотов выросло до 26%. При этом стоит отметить, что официальной кипрской службой статистики не учитываются переселенцы из Анатолии и материковой Турции (порядка 150−160 тысяч человек), так как они считаются «незаконными мигрантами». Если вести расчеты исходя их этих данных, то на самом деле доля турок в населении Кипра составляет 39% (то есть почти в 3 раза больше по сравнению с изначальным количеством).

1960 г. (человек) 2011 г. (человек)Всего577 615 (100%)1 133 803 (100%)Греки-киприоты442 521 (77%)659 350 (58%)Турки-киприоты104 350 (18%)294 906 (26%)Этнические меньшинства30 744 (4%)179 547 (16%)

Несомненно, столь значительное увеличение численности турецкого населения Кипра в перспективе способно повлиять на исход мирного процесса, в первую очередь это касается таких чувствительных вопросов как пропорциональное представительство и территориальный вопрос.

Другая, не менее чувствительная проблема, это проблема — собственности.

Как уже упоминалось выше, турецким переселенцам в северной части Кипра предоставлялись земли и имущество, которое ранее принадлежало грекам-киприотам. Многие греки-киприоты, в свое время вынужденные покинуть свое место жительства, до сих пор имеют соответствующие Свидетельства о правах собственности на земельные участки, а также на объекты недвижимости на территории Северного Кипра. Естественно, ТРСК не признает действительность этих документов. Но если подходить к проблеме с правовой точки зрения, то следует отметить, что статус северокипрской недвижимости определяется «титулом». Есть несколько разновидностей титулов: недвижимость, принадлежавшая до 1974 года турку-киприоту, недвижимость во владении иностранных граждан, недвижимость, принадлежавшая греку-киприоту, но после 1974 года предоставленная турку-киприоту в обмен на эквивалентную недвижимость, оставленную им на юге, и недвижимость, принадлежавшая греку-киприоту, и предоставленная турецким переселенцам, тем самым «нелегальным мигрантам», которых южная часть не признает. Вопросы вызывает как раз последний титул, и обычно операции с ним считаются незаконными.

Заброшенные отели в квартале Вароша в Фамагусте

В ТРСК была создана специальная Комиссия по Недвижимому Имуществу, которую Европейский суд по правам человека наделил всеми необходимыми полномочиями для разрешения возникающих имущественных споров. Обычно речь идет не о возвращении собственности в руки владельца, но о справедливой компенсации. Комиссия действует под контролем Турции, поэтому и выплаты осуществляет турецкая сторона. За первые 5 лет было удовлетворено 105 исков греков-киприотов на общую сумму выплат 60 млн долл. Конечно, это не устраняет проблему полностью. В 2014 году Турция отказалась исполнять решение ЕСПЧ о выплате 90 млн евро в качестве возмещения морального ущерба грекам-киприотам. Однако Комиссия так или иначе вносит свой вклад в разрешение конфликта.

До сих пор нерешенной является также проблема международно-правового статуса Турецкой Республики Северного Кипра. Как уже упоминалось выше, международное сообщество признает только одно государство, и это государство — Республика Кипр. Турецкая Республика Северного Кипра является непризнанным государством, и, следовательно, не является субъектом международного права, что, в свою очередь, создает ряд трудностей. Во-первых, с ТРСК фактически нет сообщения. По требованию Республики Кипр, в северной части были закрыты все морские порты, а также контрольные пункты на границе между северной и южной частями острова. Фактически, в ТРСК можно попасть только через Турцию, либо чартерными рейсами. Также осуществляются транзитные паромные перевозки из Израиля и Египта. Однако все эти способы являются нежелательными, так как официально в ТРСК можно попасть только через Республику Кипр. Во-вторых, в отношении ТРСК действуют международные экономические санкции, что в действительности сильно бьет по ее экономике. Основным источником финансовой помощи и основным торговым партнером является Турция. Торговля со странами ЕС является очень важным пунктом в экономике северного Кипра, однако Европейским судом было принято решение, что лишь товары с сертификатом происхождения «Республика Кипр» могут быть допущены на европейские рынки. Тем не менее ЕС является вторым по величине торговым партнером Северного Кипра, после Турции.

Не все просто и с визовым режимом, причем как в отношении Северного Кипра, так и в самой ТРСК. В сущности, для въезда на территорию Северного Кипра не требуется ничего, кроме загранпаспорта. Виза выдается на отдельном вкладыше при въезде и является бесплатной. Однако, если виза оказывается проставленной в паспорт иностранного гражданина, впоследствии ему с высокой степенью вероятности будет отказано во въезде на территорию Греции и Кипра. Формально ТРСК является непризнанным государством, но с паспортом ТРСК можно без виз въехать на территорию Австралии, Пакистана, Франции, Танзании, США и Великобритании. Для въезда в Турцию гражданам Северного Кипра виза не требуется. О намерении установить безвизовый режим с возможностью дальнейшего признании ТРСК в начале 2000-х заявляло руководство Азербайджана. Однако этого так и не произошло ввиду наличия в самом Азербайджане сепаратистских настроений (проблема Нагорного Карабаха).

Монумент операции «Аттила» — турецкому вторжению на Кипр в 1974

В целом, в последнее время наблюдается тенденция к постепенному выводу Северного Кипра из международной изоляции. Речь, конечно, пока не идет о политическом признании, однако началось налаживание экономических контактов ТРСК с представителями бизнес-структур, неправительственных и частных организаций разных стран. Безусловно, основным драйвером экономики Северного Кипра является Турция, и именно она является наиболее активной в экономическом плане в ТРСК. Примечательно, что в северной части Кипра действует турецкая компания Turkish Petroleum, которая по достижении соглашения с ТРСК о разграничении континентального шельфа начала геологическую разведку близ берегов Северного Кипра. Великобритания и США в начале 2000-х объявили, что в случае непринятия греческой стороной «Плана Аннана» они намерены начать поддержку Турецкой Республики Северного Кипра. На сегодняшний день свою деятельность в ТРСК активно осуществляют американские неправительственные организации, такие, как USAID и German Marshall Fund. В ТРСК также действует крупная американская консалтинговая финансовая компания Bearing Point. Налажено сотрудничество между Азербайджаном и ТРСК: Консалтинговая морская компания Северного Кипра «D.K. сотрудничает с азербайджанским холдингом «ATA», действуют программы студенческого обмена, а также ряд азербайджанских фирм проявляет интерес к инвестированию в строительство отелей в Северной части Кипра. Перспективным направлением для ТРСК является сотрудничество с постсоветскими среднеазиатскими государствами. Культурное сотрудничество уже налажено с Киргизией и Таджикистаном.

Это основной, но не исчерпывающий перечень проблем, с которыми придется столкнуться президенту Республики Кипр Никосу Анастасиадису и президенту ТРСК Мустафе Акынджы в очередном раунде переговоров по урегулированию кипрской проблемы. Последние переговоры по кипрскому вопросу прошли с 9 по 11 января 2017 года в Женеве (Швейцария). Логическим завершением стала международная конференция под эгидой ООН, которая состоялась 12 января. Это была первая встреча на высшем уровне с участием ЕС, а также Турции и Республики Кипр, которую Турция в свою очередь не признает.

Помимо всех вышеперечисленных трудностей в настоящее время переговорный процесс осложнен еще двумя факторами.

10 февраля 2017 года парламент Республики Кипр принял поправку о праздновании в школах греческого Кипра дня Энозиса. Дата праздника — 22 февраля, непосредственно связана с референдум 1950 года, на котором 96% населения Республики Кипр было принято решение о воссоединении с Грецией. Нетрудно догадаться, какой отпечаток это оставит на взаимном доверии сторон в ходе переговоров.

Второй фактор связан с тем, что турецкая сторона выдвинула перед новым раундом переговоров предварительные требования: по воссоединении Кипра в федеративной форме турецким гражданам должны быть предоставлены четыре свободы передвижения: капитала, людей, товаров и услуг, информации. Это принципиальный вопрос по двум причинам. Во-первых, весь мирный процесс проходит под лозунгом «все или ничего», т. е. либо удается достичь договоренностей по всем пунктам сразу, либо договоренности не будет вообще. Представитель правительства РК Никос Кристодулидис считает неприемлемым выдвижение каких-либо предварительных условий. А во-вторых, именно Республика Кипр и Греция на протяжении уже длительного периода времени блокирует вступление Турции в состав ЕС. Хотя на сегодняшний день, для Турции вопрос вступления в ЕС не является приоритетом.

Северный Кипр — стратегически необходим Турции. Кроме шельфа и перспективных территорий для развития туризма, Кипр имеет важное геополитическое значение. Близость к Суэцкому каналу и военные базы в 150 километрах от Израиля останутся тем аргументом, который для Турции перевесит все посулы о гипотетических благах от вступления в ЕС, Турция и дальше будет сохранять свое военное присутствие на севере Кипра. Сейчас Турция имеет доступ к портам, территориальным водам, а также осуществляет полеты над всей территорией Кипра в обход запретов ИКАО.

Танк Т-34-85, состоявший на вооружении греков-киприотов и захваченный турецкими войсками

После 13 марта состоится новая конференция об объединении, дата которой еще уточняется. Гарантами привычно выступят Великобритания, Турция и Греция. Многие аналитики полагают, что это «последний шанс» Кипрского государства на объединение.

 

Источник: regnum

812 просмотров всего, 0 просмотров сегодня