Медовые месяцы» Владимира Путина

Волна кремлевской любви к новой администрации США еще не схлынула. Но все предыдущие предложения руки и сердца чужому начальству заканчивались ничем.

В наших интеллектуальных кругах с энтузиазмом обсуждается «большая сделка», которую якобы можно заключить с обновленным американским руководством. Составные части этой сделки экспертами изображаются по-разному, но общий смысл уловить можно: Вашингтон чем-нибудь жертвует — допустим, Украиной, а Москва взамен помогает ему победить джихадистов на Ближнем Востоке.

Оставим за скобками вопрос, осуществима ли эта идея. Я не верю в выполнимость обоих пунктов, но, допустим, ошибаюсь. Интересно другое — сама вера в то, что не только Москва, но и Вашингтон может именно так начать действовать не на словах, а в жизни.

Не сомневаясь в том, что это возможно, некоторые эксперты, близкие к начальственным кругам, предостерегают вождя от подобного маневра, доказывая, что он противоречит российским державным интересам.

Например, Федор Лукьянов в статье, выразительно названной «Опасность большой сделки», подчеркивает: уже сами «дискуссии о том, что Россия может о чем-то договориться с Соединенными Штатами, отодвинув на задний план тех, с кем за последние годы удалось существенно повысить уровень доверия (речь об Иране, Китае и других крупных игроках — С. Ш.), не ведут ни к чему, кроме ослабления позиций и на Востоке, и на Западе. Нет ничего хуже, чем метаться…»

Как видим, в кругу российских аналитиков единства нет. Однако все они (или по крайней мере солидная их часть) стремятся подойти к проблеме рационально — взвесить выгоды, невыгоды, среднесрочные и долгосрочные последствия и т. п. Но именно в этом их главная ошибка. Ведь там, где правят бал страсти, рационализм отступает.

Иррациональная любовь к Трампу по-прежнему сильна. Она запросто выдержала даже бесподобный диалог нового кумира россиян с обозревателем Fox News, который назвал главу нашего государства «убийцей» и услышал в ответ весьма двусмысленные разглагольствования, не особенно похожие на несогласие.

Медовый месяц с Трампом никак не закончится, хотя вещественных доказательств встречного чувства почти нет. Любовь зла.

Впервые ли происходит что-то подобное?

Да никоим образом. Медовый месяц, игнорирующий российские государственные интересы, державное достоинство, да и саму логику событий, — это регулярно повторяющийся этап отношений с самыми разными заграничными начальниками.

То с одним, то с другим. Всего не перечислишь. Вот лишь несколько примеров.

В декабре 1998-го Евгений Примаков, на тот момент председатель правительства и де-факто главный человек в России, приехал по какому-то поводу в Дели и призвал создать стратегический треугольник «Россия — Индия — Китай».

Это был лишь проект медового месяца, сразу же отклоненный адресатами ввиду заведомой абсурдности: Индия и Китай — не друзья, а исторические соперники, причем для каждой из этих стран отношения с Россией никоим образом не являются главными во внешней политике.

Тем не менее, разговоры об этом «треугольнике», которые не имели под собой ни малейшей рациональной основы и могли быть истолкованы только как объяснения в любви, велись в Москве еще много лет.

В 2001-м через медовый месяц прошли отношения с администрацией президента Буша. Некоторое время после терактов 9/11 Москва полагала, что заполучила в Вашингтоне не просто дружественного, но и равного партнера — и даже чуть ли не искреннего защитника российской сферы влияния.

Это заведомо не соответствовало действительности. Буш был вполне готов вести дела с Россией, но вовсе не как с интимным другом или хотя бы со сверхдержавой советского типа. Только через розовые очки можно было увидеть в заокеанском супергосударстве того, кем оно вовсе и не прикидывалось.

В 2014-м, на фоне разрыва с Украиной и ссоры с Западом, односторонний медовый месяц был пережит с Китаем. Называть это ухаживанием моськи за слоном не могу без риска впасть в преувеличение. Однако вспомните этот экстаз. Эти толпы московских чиновников высших звеньев, штурмовавших Пекин и Шанхай с прожектами каких-то не нужных хозяевам газопроводов, предложениями продать любое оружие, просьбами перестроить российские транспортные сети и т.п.

Столкнувшись с суровой действительностью, эти чувства увяли еще до того, как дальневосточный гигант, занятый более важными для себя делами, успел в них вникнуть.

И тогда же, в 2014-м и 2015-м, вестернизированная часть наших экспертов-лоялистов очень увлекалась проектом «новой Ялты» — как бы по образцу встречи трех мировых вождей в начале 1945-го, когда они поделили между собой Европу. Только сердца, безоглядно взыскующие любви иностранных вождей, могли так не понимать ни прошлого, ни настоящего.

Рузвельт и Черчилль признали Польшу сферой влияния СССР вовсе не потому, что возлюбили Сталина, а из-за того, что в стране стояла Красная армия, которая была уж точно не слабее их объединенных сил в Европе. Сегодня же «западные партнеры» не признают Россию центральным мировым игроком — просто потому, что она больше не является таковым.

И вот теперь Трамп. И опять глаза влюбленных видят в объекте воздыханий то, чего в нем нет и быть не может.

Даже если вообразить Трампа диктатором, каковым он не является и никогда не будет, даже если представить его внешнюю политику как совокупность бизнес-соглашений, то и тогда Россия не будет для него главным деловым партнером, потому что есть игроки посильнее и, с точки зрения американских интересов, поважнее. Места для лирики тут мало.

Москва может на равных партнерствовать в разделе Сирии с Анкарой, чувства к которой не случайно менялись с плюса на минус и обратно, но при этом оставались неизменно пламенными.

Но у США есть такие возможности купить услуги Эрдогана, которых у России нет. И даже если покупка сейчас не состоится, все участники игры знают, что она возможна. Как и о том, что любой шаг Москвы в сторону Вашингтона крепко ударит по ее хрупким и дорогостоящим отношениям с Тегераном.

В мире realpolitik любое сотрудничество с тем, кто сильнее, ставит от него в зависимость, принуждает к далеко не символическим жертвам и сколько-нибудь долгосрочных «больших сделок» с ним не подразумевает. Себя бы сохранить.

Вытеснить понимание этого факта может только вера в большую и вечную взаимную любовь. Поэтому медовый месяц с Трампом все длится и длится. Хотя его финал будет таким же, как и у предыдущих вспышек страсти к чужому начальству.

Сергей Шелин, Обозреватель ИА «Росбалт»

Источник «rosbalt.ru»

Мнение сайта может не совпадать с мнением автора.

2,103 просмотров всего, 2 просмотров сегодня