Владимир Соловьев: «То, что дело Сердюкова и Васильевой закончилось пшиком, нанесло колоссальный удар по авторитету власти»

Известный телеведущий вместе с нашим обозревателем Александром Гамовым обсудили новые кадровые тенденции Кремля. Вспомнили и об ошибках.

— Владимир Рудольфович, на этой неделе с назначением нового губернатора Пермского края и главы Бурятии окончательно стало понятно – в России идет кадровая революция. В том смысле, что на смену 60-летним приходят и явно еще придут руководители, которым по 30-40. Это что? Новые политические веяния из Кремля? И вообще, насколько они оправданны? Не рановато ли молодежи рулить в стране?

— Ну, во-первых, 30-40 лет — то уже вполне зрелые руководители. При этом достаточно молодежный состав представлен и в правительстве России.

Сразу после выборов в Госдуму было понятно, что «под удар» попадает губернаторский корпус.

Потому что, очевидно, это — слабое звено. И, очевидно, проблемы, которые существуют в регионах, очень зависят от управления ими.

Поэтому рейтинг губернаторов начинает играть не просто научно-познавательную роль, а, если угодно, «черную метку».

Тем, кто попал в самый низ этого рейтинга эффективности, стоит задуматься, как им легче покинуть должность. В сопровождении небезызвестных граждан, которые появляются в неожиданный момент и вежливо интересуются: а что у вас в сейфах и в рабочем столе? Памятуя судьбу ряда губернаторов, которые сейчас знакомятся с материалами собственных дел…

Я думаю, вот эти случаи (смена глав регионов. — А.Г.) — они, чтобы «вовремя опомниться». Я считаю, что идея — то хорошая, я бы еще и аналогичный стимул в правительстве ввел.

Мне вообще кажется, что ротация всегда способствует улучшению работы. Это возможность появиться новым лицам, новым идеям… Кровь не должна застаиваться.

Тем более, к счастью, время же сейчас не сталинское, и ротации не происходят через чистки и расстрелы.

Ну, а с коррупцией все-таки бороться надо.

— Еще лет пять назад послужной список назначенцев был таким – комсомол, партия, бизнес, власть. Это было в Кремле и в других эшелонах.

— Да, да.

— Сейчас во власть идут в основном молодые технократы. Что, это какая-то другая косточка? Или закваска, да?

 — Нет, время такое, когда нужны не яркие политики как таковые, а профессионалы. Это естественный и нормальный процесс взросления общественного устройства. То есть, когда время революций и активных таких ярких пассионариев постепенно уходит, им на смену являются технократы. Я считаю, что просто ряд пассионариев подзадержались во власти, а им давно пора на покой.

Самый яркий пример — это Чубайс. Хотя не исключаю, что Чубайс — это такой вечный ресурс повышения рейтинга власти. Как только этого человека отправят в отставку и возбудят уголовные дела, — это сразу же приведет к такому рейтингу доверия к власти, что можно будет выиграть только на этом любые выборы.

— Да, а почему перестает устраивать прежняя когорта элиты? Засиделись, мхом покрылись? Или — заворовались?

— Здесь не вопрос, засиделись или нет. Во-первых, все-таки давайте будем объективны. Работа на таком уровне власти – это работа на истощение и физических, и умственных сил. То есть, это работа без выходных. Если заниматься этим профессионально по 12-16 часов в день, когда ты реально пашешь…

Ну, я многих представителей Кабинета министров, многих губернаторов знаю лично и это — ни выходных, ни проходных, ни отпусков, ни больничных. Это тяжелейшая работа. И, конечно, это изматывает.

Затем — очень важно, чтобы глаз не замыливался. Поэтому здесь есть разумное ограничение. Не больше двух сроков, это очень правильно.

Да и в правительстве ведь очень немногие люди способны такое длительное время, как, скажем, Шойгу, показывать фантастические результаты по эффективности. И то, Сергей Кужугетович все-таки менял ипостаси и зоны ответственности. Но это вот один из редких феноменов российской государственности.

— Вы не ответили насчет — не заворовались ли?

— Заворовались – это вообще очень интересный вопрос. Мне кажется, что кто-то, конечно, попутал берега. Как было сказано в советской киноклассике, попутал свою шерсть с государственной. Есть и такие.

Но здесь вопрос не в том, что кто-то заворовался – с ними вообще разговор должен быть очень жесткий. И плохо, что у нас следствие часто длится бесконечно долго… Или заканчиваются пшиком, как дело Сердюкова и Васильевой. Это наносит колоссальный удар по авторитету власти. Такие ошибки допускать нельзя.

— Вопрос к вам — как к отцу восьмерых детей… Смотришь биографии новых назначенцев — они в основном многодетные отцы. Трое детей, четверо… Это теперь пропуск во власть? Многодетные отцы больше Родину любят?

— Честно говоря, мне кажется, что… многодетный отец меньше всего в момент зачатия думает о любви к Родине… Иногда это совсем не связано.

Если честно, у нас сейчас время, когда уважается, по крайней мере, гораздо больше, чем во многих других странах мира, право людей на частную жизнь. К счастью, у нас и разводятся без обращения и получения выговора по партийной линии, и женятся, и живут своей жизнью.

И слава Богу, так и должно быть.

— Вот если молодежь наломает дров, может, какой-то механизм сейчас уже придумать?

— Это мы исправим. Мы их поправим.

— А есть ли вообще скамейка запасных у президента Путина? Откуда он дергает молодых, да ранних? Из какой грядки?

— Это очень правильный вопрос. Это гигантская проблема, которую постепенно пытаются решить. И поэтому появляются молодые ребята на уровне замминистров в регионах, на уровне московского правительства, где очень сильные профессионалы работают, и в других областях – в Калужской, в Белгородской…

Есть успешные регионы, где серьезный подбор кадров. Но принципиально пока в стране эта задача еще не решена должным образом. Все-таки в Советском Союзе была эта правильная система подготовки кадров, когда проходили по всей, если угодно, служебной лестнице. Сейчас принято говорить о социальных лифтах, а я не думаю, что лифт — это правильно. Важно не перепрыгивать через ступеньки. Это помогает профессиональному росту.

Источник «kp.ru»

1,827 просмотров всего, 4 просмотров сегодня